Патриоты Нижнего
Мы любим свой город!
facebookokvkrss
В лето с Фантастикой
Культура
Жизнь, ставшая дном

Жизнь, ставшая дном

На златом крыльце сидели Царь, Царевич, Король… Нет, не так. На златом крыльце сидели Актёр, Красотка, Аристократ, Рабочий, Предприниматель, Повариха, Полицейский… Во время спектакля «На дне» (постановка и сценография Валерия Саркисова) я постоянно вспоминала эту детскую считалочку, расставляя героев по сегодняшним социальным ступенькам.

Казалось бы, что может привлечь в новой версии горьковской пьесы «На дне» нижегородца, обречённого на встречи с ней со школьной скамьи? Образы Луки и Сатина кажутся выцветшими, как старые фотографии. Уроки литературы, выпускные сочинения, культпоходы в театр — сколько можно! Да и сами актеры театра драмы в начале репетиционного периода спрашивали режиссёра, что играть в этих ролях, сыгранных уже и так и эдак. Но в итоге спектакль начинает удивлять еще до первого звонка.

Главная декорация новой постановки – огромные трубы на сцене

Джаз и трубы

Трубы — символ промышленной России, так любящей в производственных фильмах дымить заводскими трубами, — будучи разрезанными на куски, составляют главную часть декораций и вызывают множество ассоциаций, от ласточкиных гнёзд-пещер в обрывистом берегу реки до communication tube из фильма «Асса» и канализации, собирающей все городские стоки. По этим стокам, словно в социальном лифте, имеющим лишь одну кнопку «вниз», на «дно» жизни попадают самые разные люди. Отныне им предстоит в этих трубах жить, приспосабливаясь к новой реальности.

Саркисов рассказал, что обратил внимание на очередной ремонт труб около дома. Раньше не замечал, а тут остановился. «Красиво», — подумал. И выстроил на трубах сценографию спектакля, и даже на афише — труба.

В который раз смотрю в Сети ролик, посвящённый спектаклю. Караван героев. Они красивые все! В каждом читается ум, талант, достоинство, личность. Люди, составляющие общество со сломанными сословными перегородками, точнее, замешанные судьбой в единую компанию. Люди вне времени, что подчёркивается и костюмами: смешались в кучу кеды, мини-юбки, плащи и пиджаки, цветные колготки, банданы, гимнастёрки, веночки, рубища с иголочки…

Вот они парадом проходят по дорожке, брошенной поверх труб, и расходятся по своим коммунальным ячейкам. Парад сопровождает музыка джазового гиганта Дюка Эллингтона. Джаз — ещё один сюрприз от Саркисова; в спектакле звучат «Караван» (самый популярный джазовый шлягер из репертуара эллингтонского оркестра) и Mood Indigo. Обе композиции записаны в тридцатых годах, через несколько лет после появления в «Правде» одиозной горьковской статьи «О музыке толстых», клеймившей джаз. Представляю, как Горький удивился бы, узнав, что именно джазом в следующем веке будет озвучен спектакль по его пьесе. Иногда — с гротескным результатом: красавица Наташа (Маргарита Баголей) лузгает семечки и фонтаном извергает изо рта шкурки (так и вспоминается михалковское «мы нация, жующая семечки»), а рядом дуэт гитаристов тихонько, но изысканно играет «Караван».

Между прочим, сам Эллингтон с середины сороковых годов перестал называть свою музыку джазом, видя в самом этом слове «нечто снисходительное, уничижительное, принижающее достоинство». А другой гений джаза – Луи Армстронг сравнивал импровизационные встречи музыкантов 20-х годов с собранием ранних христиан в римских катакомбах. Катакомбы — это подземные коридоры, ещё более «дно». Есть над чем поразмышлять после спектакля, но пока мы следим за развитием событий, как в первый раз.

Жизнь отзовётся

Валерий Саркисов наполнил новой жизнью, казалось бы, выученную наизусть пьесу, персонажи которой словно проявились во всей выпуклости и яркости. Второстепенных героев нет, все равноценны, и каждый проживает свою маргинальную часть жизни, наполняя её чем получается. Кто – трудом, кто – болезнью, кто – тиранией, кто – любовью. Лука (Анатолий Фирстов) в этой компании появляется, словно ключник Пётр перед воротами рая, выдающий рецепты счастливой жизни: тебе — в лечебницу, лечиться от запоев, а тебе — в Сибирь, строить новую жизнь с любимой; а тебе, милая, помирать, там и отдохнёшь.

Созданная режиссёром и актёрами жизнь отзовётся зрителям по-разному, но точно отзовётся. Столько поводов для узнавания нас сегодняшних. Вот совершенный «Дом» – «Дом-2», когда вся честная компания слушает завиральные рассказы Насти (Мария Мельникова) и, наконец, заходится смехом — кроме Барона (Александр Сучков), так нежно Настю любящего. Вот слова, извергнутые отчаянием: «Работы нет. Сил нет. Пристанища нет. Издыхать надо. Ненавижу вас всех, и правду вашу ненавижу», в которых отзываются постоянные сегодняшние выпады в соцсетях. Клещ (Валентин Ометов), надеявшийся «подняться» после смерти больной жены, буквально остаётся без штанов, потратив всё, что имел, на похороны. Комментарии излишни.

Но самым большим откровением звучат слова Сатина (Сергей Блохин) — те самые, надоевшие вроде до оскомины. Сатин-Блохин произносит свой знаменитый монолог на слезах, нет, не со слезой в голосе, а в настоящих рыданиях осознания, и, поверьте, только ради одной этой сцены стоит посмотреть саркисовский «На дне». Чтобы примерить к современной жизни вот это: «Ложь — религия рабов и хозяев. Правда — бог свободного человека». И понять, что это точно про нас.

Светлана КУКИНА

Для того чтобы комментировать статьи зарегистрируйтесь или войдите на сайт.

Свежий номер
№ 18 (275) 22.05.2019
На пикник в Торговые Ряды Жар-Птица
Читай
Сетевое издание «Патриоты Нижнего» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор): Свидетельство Эл № ФС77-61127 от 19.03.2015 г.
Информационно-рекламное издание. 16+
Телефон: (831) 202-25-49
Email: nnpatriot@gmail.com
Адрес: 603006, Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф. 401, 404
Учредитель: ООО «Р и М»
Адрес: 603006, г. Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф.1512