Патриоты Нижнего
Мы любим свой город!
facebookokvkrss
Покупай – подарки получай в торговых рядах Жар-Птица
Культура
Сергей Вантеев: «Нижегородский театр – самый любимый»

Сергей Вантеев: «Нижегородский театр – самый любимый»

6 октября дирижеру Нижегородского театра оперы и балета Сергею Вантееву исполнилось 60 лет. Кроме того, 26 октября состоялась премьера оперы «Чародейка», где Сергей Юрьевич был дирижером-постановщиком. Наша газета присоединяется к поздравлениям театра и замечательного юбиляра!

– Сергей Юрьевич, можно ли было в вашем детстве предположить, что в будущем вы станете дирижером?

– Думаю, что да, поскольку я – капеллан. Родители никак не были связаны с музыкой. Начиналось все достаточно прозаично – в 1965 году был недобор учащихся в хоровой капелле мальчиков. Мы тогда жили на Свердловке, а в школу № 1 на площади Минина, куда я ходил, пришла педагог прослушивать мальчиков и сказала, что меня хотели бы видеть в капелле. Поэтому примерно с середины сентября я стал ходить на занятия и в итоге окончил хоровую капеллу в 1973 году.

– Почему вы решили стать именно хоровым дирижером?

– Дело в том, что все восемь лет, пока учишься в капелле и видишь перед собой Сивухина и другие личности, может быть, даже не такие яркие, как Лев Константинович, и ты живешь этим ежедневно, такой переход происходит естественно. Насколько я знаю, большая часть ребят из капеллы хотят стать хоровыми дирижерами.

Поскольку в капелле тогда учились восемь классов, потом было музыкальное училище, и только после я поступил в Горьковскую консерваторию. И в этом целиком заслуга моего педагога Маргариты Александровны Саморуковой. Из ее студентов выросли известные дирижеры: народный артист РФ Владимир Понькин, главный дирижер симфонического оркестра Белгородской филармонии, заслуженный деятель РФ Рашид Нигаматуллин, народный артист Украины Вячеслав Блинов, и многих еще можно было бы назвать.

– И вы решили продолжить обучение в Московской консерватории?

– Я окончил учиться в 1982 году и в том же году поступил к Геннадию Николаевичу Рождественскому.

– Это было влиянием учителя или же ваш выбор?

– Маргарита Александровна, конечно, воздействовала и подталкивала, потому что хочется полениться и дурака повалять в студенческие годы. Нет, она не заставила, а увлекла этим.

– Было ли в вашей жизни какое-то одно ключевое произведение, оказавшее решающее значение?

– Нет, конечно, одна симфония ни на что не сможет повлиять. Были композиторы любимые. В частности, Шостаковичем очень в те годы очень увлекался.

– Наверное, вы застали времена, когда он приезжал в Горький?

– Да. Потом впечатление было огромным, когда приезжал Геннадий Николаевич (Рождественский. – Прим. ред.) с Альфредом Гарриевичем Шнитке на исполнение его первой симфонии, по-моему, в 1974 году. Мы были на втором курсе училища. Я тогда не знал, что Рождественский будет моим педагогом. Помню, как мы сидели в филармонии и заглядывали в партитуру Шнитке, ничего в ней не понимая.

– В наш театр оперы и балета вы приехали после окончания обучения?

– После того как я окончил Московскую консерваторию в 1986 году, почти три года проработал в Чебоксарах. А в конце 89-го года меня пригласили прослушаться в спектакле «Евгений Онегин» и после этого взяли в нижегородский театр. Затем я много раз уезжал. В 1991 году – в Харьков, где был главным дирижером и художественным руководителем театра. Но наступили сложные времена, и я вернулся в Нижний Новгород. Потом меня позвали в Турцию, где я отработал пять с половиной лет.

– Как вы оцениваете этот период?

– Меня часто спрашивают, зачем я тогда уехал – ведь здесь так хорошо складывалось! А мне все интересно было в 35 лет. Меня позвали в другую страну, в молодой театр в городе Мерсин на Средиземном море, которому на тот момент было всего лишь три года. Там была молодая труппа, с которой было интересно работать. И еще я преподавал в городе Адонай – ездил на электричке два раза в неделю. Там у меня был студенческий оркестр в консерватории. В общем, я там задержался.

– Если сравнивать театры, где вы работали, какой из них вам наиболее близок?

– Сколько бы раз я ни уезжал, все равно нижегородский – это любимый театр. Во-первых, это мой родной город. Я знаю эту сцену с девятилетнего возраста, поскольку мальчишками мы пели здесь в спектаклях, где нужен детский хор: «Кармен», «Борис Годунов», «Богема», «Пиковая дама». Тогда эти спектакли шли чаще, поэтому мы постоянно были в театре. До сих пор помню впечатления, как Огнивцев пел Бориса, а в сцене с юродивым я оставался с ним вдвоем на сцене – лежал у него на коленках, и этим заканчивался спектакль.

– Сравнивая старую и нынешнюю постановку оперы «Чародейка», чем отличается новая версия?

– Совершенно иная обстановка сейчас в театре, другая режиссура и исполнители. Это более современный и яркий спектакль. Понимаете, тогда были личности на сцене. Сейчас их почти нет.

– Расскажите, из каких этапов состоит ваша работа дирижера-постановщика?

– Сначала сам изучаю, потом встречаюсь с солистами, концертмейстерами-пианистами – рассказываю и показываю им свое видение спектакля. Все-таки в музыкальном театре главное – это музыка и нужно выражать то, что происходит на сцене, посредством музыкального материала. Режиссура здесь, на мой взгляд, второстепенна. Хотя, безусловно, многое значит. Поэтому очень важно, как выражают то, что заложено Чайковским, исполнители.

Сперва проходят уроки – с каждым певцом отдельно. Позже начинается цикл спевок, где мы уже поем ансамблями, выясняем взаимоотношения между персонажами. Потом добавляется хор. Параллельно идут оркестровые репетиции. Так постепенно мы пытаемся собрать весь спектакль с солистами, хором и оркестром. И в результате выходим на премьеру.

– Здание нижегородского театра изначально не предназначалось для исполнения музыкальных спектаклей. Насколько трудно в нем соблюсти баланс звучания?

– Акустика у нас не скажу что плохая – бывает и хуже в некоторых театрах, – но сложная. Поскольку оркестр часто предвосхищает то, что будет потом происходить на сцене и помогает развитию образа, нельзя его постоянно давить, заставляя играть тихо. Это будет полная ерунда. В «Чародейке» партитура плотная по оркестровке – с балансом сложно, но мы как-то выкручиваемся.

– Как вы относитесь к подзвучке голосов микрофонами на сцене?

– Я не думаю, что это плохо. Дело в качестве. Если такая, как у нас, то лучше не надо. В Большом театре сейчас применяют подзвучку, и голоса звучат органично, качественнее. Это зависит от аппаратуры и от звукорежиссера.

– Из спектаклей, что идут в театре, какой самый любимый – опера или балет?

– Все люблю. Не могу выделить. Главное не жанр, а качество музыки.

– В последние годы практикуется исполнение концертных программ на сцене. Насколько это для вас интересно?

– В спектакле солисты, как и артисты хора, заняты выполнением определенных задач. Мизансцены не всегда бывают удобны. Они не всегда хорошо слышат оркестр. Часто стоят ко мне спиной. Поэтому, когда мы все вместе находимся на сцене, мне работать гораздо удобнее.

– Преподаете ли вы сейчас?

– Да, одиннадцатый год в Нижегородской консерватории веду оперный класс и с недавнего времени симфоническое дирижирование. Некоторые ученики уже работают в хоре театра.

– Есть ли у вас мечта поставить какое-то произведение из мирового репертуара?

– Не думал об этом. Что касается балета – Прокофьева: «Золушку» и «Ромео и Джульетту». Из опер – «Сказки Гофмана» и «Фауста». И сейчас у нас в театре есть состав на эти постановки.

 Ольга ПЛАКСУНОВА

 Фото Ивана КРЮКОВА

Для того чтобы комментировать статьи зарегистрируйтесь или войдите на сайт.

Свежий номер
№ 44 (251) 14.11.2018
День рождения. ТРЦ Фантастика
Читай
Сетевое издание «Патриоты Нижнего» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор): Свидетельство Эл № ФС77-61127 от 19.03.2015 г.
Информационно-рекламное издание. 16+
Телефон: (831) 202-25-49
Email: nnpatriot@gmail.com
Адрес: 603006, Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф. 401, 404
Учредитель: ООО «Р и М»
Адрес: 603006, г. Нижний Новгород,
ул. М. Горького, д. 117, оф.1512